Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

Про провокаторов

Навеяло этим (via taki_net).

Году в 1983 было дело. Курим мы втроем на лестничной площадке 2 гуманитарного корпуса, и тут подходит к нам незнакомый товарищ с характерной до карикатурности еврейской внешностью. "О, — говорит, — вы, я вижу, свои люди!". Ну, если при определении своего ничего, кроме этнического происхождения, в расчет не брать, то да, не поспоришь. "Меня зовут Соломон Моисеевич" (или еще как-то: помню только, что имя-отчество тоже было суперхарактерное). И пошел дальше разливаться соловушкой про то, что, мол, при Институте стран Азии и Африки открывают отделение идиша, и вот хорошо бы всем своим людям собраться, и он приглашает и все такое.

В 1983 году все еврейские кружки (в частности, языковые курсы) власти жестко преследовали, и незнакомых людей, без рекомендаций, туда никогда не приглашали. Значит, дяденька наверняка провокатор, если хоть как-то откликнуться — как пить дать втянет в какое-нибудь грязное дело. В головах антисоветски настроенных граждан такие цепочки умозаключений прокручивались мгновенно, так что мы, не сговариваясь, шарахнулись в сторону, буркнув сквозь зубы "не надо". Товарищ отстал.

Прошло несколько лет, и вышли, по слову Галича, всякие хренации — наступила перестройка. В году, наверное, 1987-88 пришел я на митинг, посвященный дню памяти жертв Катастрофы. Митинг очень небольшой: меньше сотни человек заведомо. Поодаль стоят полукругом молодые люди подчеркнуто славянской внешности и атлетического телосложения. Участники митинга шепотом объясняют друг другу, что это общество "Память" прислало наблюдателей: посмотреть, что там эти себе думают.

Ну, митинг начался. Выходят ораторы, говорят то, что и положено приличным людям говорить в день памяти. Ведущий (известный в соответствующих кругах культурный человек) объявляет было, что митинг завершен — и тут к трибунке проходит человек, выступление которого запланировано явно не было. Гляжу — батюшки, да это же тот самый "Соломон Моисеевич". "Стихи, — говорит, — хочу читать". Ведущий задумался на полсекунды и говорит: "Пожалуйста". И начал человек декламировать стихи собственного сочинения. Про Катастрофу и память там вскользь, а зато очень много про общество "Память", какое оно плохое, гадкое, мерзкое и прочая и прочая. Кажется, даже конкретных обвинений было немного, в основном брань.

На этой оптимистической ноте митинг завершился, участники оставили свечи на камнях и разошлись. И наблюдатели от общества "Память" тоже разошлись. Услышав, надо полагать, ровно то, что нужно было, чтоб они услышали.

Мораль. Я понимаю, что организатору было трудно забыть, что он культурный человек и демократ по убеждениям. Но по-хорошему, конечно, неизвестным людям на митингах слова давать нельзя. И с внедряемыми провокаторами, конечно, необходимо бороться. Факт такой. Ничего хорошего в этом, понятно, нет.
Tags: истории, политика
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments