Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

Теология пескаря

Перечитал я тут "Премудрого пескаря" (в связи со всякими политическими размышлениями, что греха таить). Слушайте, а почему, собственно, эту сказочку принято рассматривать как политический памфлет? По-момему, она прекрасно прочитывается совсем по-другому.

Вот смотрите. Отец предостерегает юного пескаря от всевозможных опасностей, но пуще всего — от попадания в уху. И рассказывает в связи с этим, как сам чуть было в эту уху не попал. Рассказ этот весьма примечателен:

Ловили их в ту пору целою артелью, во всю ширину реки невод растянули (...). Страсть, сколько рыбы тогда попалось! (...) И каких страхов он, старый пескарь, натерпелся, покуда его по реке волокли, — это ни в сказке сказать, ни пером описать. Чувствует, что его везут, а куда — не знает. Видит, что у него с одного боку —щука, с другого — окунь; думает: вот-вот, сейчас, или та, или другой его съедят, а они — не трогают... (...) Наконец стали крылья у невода сводить, выволокли его на берег и начали рыбу из мотни в траву валить. Тут-то он и узнал, что такое уха. Трепещется на песке что-то красное; серые облака от него вверх бегут; а жарко таково, что он сразу разомлел. И без того без воды тошно, а тут еще поддают... Слышит — "костер", говорят. А на "костре" на этом черное что-то положено, и в нем вода, точно в озере, во время бури, ходуном ходит. Это — "котел", говорят. А под конец стали говорить: вали в "котел" рыбу — будет "уха"! И начали туда нашего брата валить. Шваркнет рыбак рыбину — та сначала окунется, потом, как полоумная, выскочит, потом опять окунется — и присмиреет.

Мне кажется, что это не что иное, как описание Страшного суда. Всех рыб, без различия, кто хищник, кто жертва, доставляют в преисподнюю (для водных жителей, естественно, направление не сверху вниз, а снизу вверх), они видят адский огонь и адские котлы, и там же их делят на чистых и нечистых: кого-то бросают в котел с кипящей водой, а кого-то (как пескаря-отца) выпускают обратно в реку.

Пескарь-отец рассказывает об этом видении суда своему сыну (кстати, показательная фраза рассказчика: И что же! сколько ни толковал старик в ту пору, что такое уха и в чем она заключается, однако и поднесь в реке редко кто здравые понятия об ухе имеет!; видимо, проповедь пескаря-отца особого успеха не имела), и сын делает из этого рассказа свои выводы: чтобы избежать ада, попасть в который он действительно боится, он выбирает недеяние: отказ от семьи, индивидуальная норка и пр. Далее в сказке подробно объясняется, почему такая тактика не приводит ни к чему хорошему в земной, то есть, простите, водной жизни, а в конце говорится, что и спасения пескарь-сын не достиг:

Что тут случилось — щука ли его заглотала, рак ли клешней перешиб, или сам он своею смертью умер и всплыл на поверхность, — свидетелей этому делу не было. Скорее всего — сам умер (...)

(давайте уж опущу общеизвестный ударный финал). Иными словами, скорее всего после смерти пескарь поднялся наверх — туда, где расположен все тот же рыбий ад.

А шпильки в адрес умеренных либералов в тексте, разумеется, тоже присутствуют. Только теперь мне не кажется, что это в нем самое важное.
Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments