Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

Об идеальном общественном устройстве

Читаю роман Вилиса Лациса "Zvejnieka dēls" ("Сын рыбака"). В советское время и автор, и эта книга были осыпаны почестями и премиями, а роман (опубликован в начале 30х годов, действие происходит примерно тогда же) преподносился как книга про борьбу трудящихся с угнетателями-капиталистами. Посмотрим, однако, каких политических взглядов придерживается положительный герой, а с ним и автор.

Итак, заезжий политик пытается уговорить главного героя (уважаемый односельчанами молодой рыбак откуда-то с видземского побережья) войти в избирательный список создаваемой им "партии рыбаков".

[Оскар только что заявил своему собеседнику, что не сможет быть депутатом. Тот его старается переубедить.]

— Да кто же этого не сможет? Участвовать в голосовании, понимать по крайней мере, что нам следует делать, а что не следует? Это может каждый.

— Мы понимаем, что надо нам самим, но не всегда то, что нужно одному или немногим, нужно всему государству и народу. Нужды всего народа важнее, чем наши личные нужды. Нет, дорогой господин Пикиерис. Про вас не скажу. может быть, вы чувствуете, что пригодны к работе депутатом, но я... Здесь, у моря, я знаю свое место, могу и люблю работать, а там... нет, полностью исключено. Кто ж тогда будет заниматься моим домом, кто будет заниматься фабрикой?
[Оскар уже организовал в поселке рыболовецкий кооператив, а сейчас планирует сообща построить консервную фабрику. — Носорог]

— А как же зарплата? Знаете, сколько депутаты зарабатывают? Когда будете получать семьсот латов в месяц, вам совершенно не нужно будет работать. [Сокращаю дальнейшее описание прелестей депутатской жизни. — Носорог]

Оскар внимательно посмотрел на собеседника.

— Но кто же будет все это выплачивать?

— Государство.

— Я знаю, что государство. Но откуда оно возьмет эти средства? От своего же народа, в том числе и от нас, рыбаков.

— Но за это вы будете отстаивать их интересы.

— Вот так? Но почему же, живя в городе в шикарных условиях, изнежившись, я буду лучше понимать их трудности, у меня-то эти трудности разве будут? Какие интересы может отстаивать тот, кто сам уже не живет этой жизнью и не чувствует их бед?


Начало 30х в Латвии — это незадолго до улманисовского переворота. Так вот, насколько я понимаю, Улманис под всеми этими словами Оскара с готовностью подписался бы. Смотрите: парламент не нужен, депутаты — жулики и бездельники, неспособные понять нужды тружеников, интересы народа и государства важнее интересов одиночек или малых групп, надо кооперироваться и сообща работать на благо народа и государства. Это программа фашизма (в терминологическом, а не бранном значении данного слова). И нет оснований сомневаться, что слова положительного героя отражают позицию автора.

Особенно (сказал бы "забавно", но тут, увы, не до смеха) любопытно, с какой легкостью Лацис после советской оккупации превратился в горячего сторонника и пособника коммунистических властей. Извините за цинизм, конъюнктурщику везде хорошо.

И любопытно также, что стало с этим местом в выходившем в советское время русском переводе. Хотя, собственно, могли и так оставить.
Tags: политика, чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments