Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

Еще из Анны Саксе

В учебных целях перевел еще одну сказку Анны Саксе. Опять невеселую — что-то другие у меня не переводятся.



Разбитое сердце


Жил на свете несчастный человек. Он был совершенно одинок: ни матери, ни отца он не помнил, ни брата, ни сестры у него не было. Никто и никогда не называл его своим другом, и с его языка слово «друг» никогда не срывалось. Про любовь этот человек знал только из книг: он усвоил, что она и греет сердце нежным дыханием, и жжет, как пламя, что она может и поднять человека до небес, и низвергнуть в ад. Но сам он был убежден, что его-то сердце никогда не почувствует ни нежного дыхания, ни жара пламени, ведь его нездоровое сердце даже билось, словно прихрамывая.

Этот человек был горбун, а лицо у него было такое неприятное, что его самого пробирала дрожь, когда он смотрел в зеркало. Кто ж его такого полюбит, когда на свете столько красивых и статных юношей? И какую женщину мог бы полюбить он сам, с таким-то сердцем? Нет, это сердце знало только, что такое ненависть и зависть, из него исходили только желчь и горечь — и превращались в его устах в злобные проклятия. Его маленькие глазки не видели ни алых закатов, ни переливов лунного света — они все время смотрели вниз на грязные лужицы да ухабы. Его тонкий нос не чувствовал цветочного аромата, зато прекрасно ощущал запахи падали и плесени. Не удивительно, что со временем весь мир стал ему казаться отвратительным, грязным и зловонным. Он даже находил в этом некоторое удовольствие: ведь в таком мире он уже не выглядел уродом.

Но однажды — уж как только так вышло? — он увидел принцессу Розу, которая вышла погулять в парк. Когда она шла, все вокруг останавливались и снимали шляпы, и только горбун стоял и смущенно моргал глазами, не в силах понять, откуда взялась на свете такая красота. В румяных щеках принцессы, в ее алых губах, карих глазах, в стройном теле, облаченном в зеленый шелк — во всем это было столько жизни и свежести, что всякому, увидевшему принцессу, казалось, будто он помолодел лет на десять. Многие седовласые господа были готовы пройти долгую и извилистую дорогу только ради того, чтобы взглянуть на принцессу Розу и вернуться домой посвежевшими. Роза всем им любезно улыбалась и отвечала на их приветствия. Только один человек с ней не поздоровался, даже шляпу не снял: маленький и неказистый горбун так и стоял у дороги, сморщившись, и не отрываясь смотрел на триумфальный проход принцессы. Розе это было так непривычно и удивительно, что она остановилась и внимательно посмотрела в его недобрые глаза. Таким всеми покинутым и несчастным выглядел этот мрачный человек, что Розе стало его бесконечно жаль и она одарила его самой доброй своей улыбкой.

Одно мгновение, но как же оно перевернуло жизнь горбуна! Теперь его глаза смотрели вверх, и он в первый раз заметил, как чудесна белая и фиолетовая сирень, какими красными цветками цветет боярышник и как прекрасно всякое дерево, в листве которого играют солнечные пятна. Легкий ветерок овевал его лицо... и откуда это он принес такой чудесный аромат? А, вот же, прямо у дороги растут фиалки! И где только эти мелкие цветки берут силу, чтобы радовать всех прохожих? Радость исходила от солнечных пятен на верхушках деревьев, от шума ветра в липах, от птичьего пения.

Горбун стоял смущенный и не мог понять, что так преобразило его глаза и уши, что он начал чувствовать красоту мира.

— У кого можно это узнать? — спрашивал он себя.

— У меня узнай, — ответило его сердце.

— Ты, несчастное, ты же всегда было мрачным, как ночь — какой ты можешь знать ответ? — возмущенно сказал горбун.

— Нет, я счастливо, я радуюсь, потому что я знаю, что велело цветам цвести, что велело птицам петь, я знаю, что раскрыло тебе глаза и уши, — ликовало сердце.

— Так что же это? Скажи мне: что?

— Это любовь. Это она, нежная и злая, тихая и оглушительная, теплая и жгучая. Ты же любишь! Ты любишь принцессу Розу!

— Принцессу Розу? — перепугался горбун. — Неужели я бы осмелился полюбить принцессу Розу?

— А кто тебе может запретить любить принцессу Розу? — возразило сердце. — Приходи сюда каждое утро и так же, как все остальные, маши ей рукой, когда она будет проходить мимо тебя.

Горбун так и сделал, как велело ему сердце: день за днем он поджидал Розу и почтительно обнажал голову при ее приближении. И всякий раз, когда принцесса проходила мимо него, ему казалось, что нежный ветерок ласкает ему лицо.

Это было чудесное время в его жизни. Откуда в его руках появились силы дробить камни с утра до позднего вечера? Откуда у него взялся голос, чтобы петь песни вместе с жаворонком и соловьем? Горбун не знал, про что поет соловей, а про что — жаворонок, но он-то пел про Розу, про ее красоту.

Несчастный горбун, он еще не знал, что буря может подняться за одно мгновение не только в природе, но и в человеческой душе. Это случилось внезапно, когда он шел утром в парк, чтобы увидеть Розу и набраться сил и свежести на весь тяжелый рабочий день — и увидел, что весь город украшен гирляндами и увит цветами, что на улицах толпятся по-праздничному одетые люди, несущие с собой кто гитару, кто дудочку, кто тамбурин, а у каждой маленькой девочки в руках было по колокольчику. Была там одна совсем бедная девочка по имени Майя, которая пасла коз — ей неоткуда было раздобыть гитару или дудочку, так она сняла колокольчик с шеи своей козы, потому что и ей хотелось как-нибудь выразить свою радость в этот день.

Когда горбун поинтересовался у одного из прохожих, в честь чего город так украшен и почему на улицах столько народу, прохожий удивленно ответил:

— Мил человек, ты где живешь, коли не знаешь, что у принцессы сегодня свадьба?

— У принцессы? Какой принцессы? — в смятении пробормотал горбун.

— Мил человек, ты что ж, не знаешь, что у нас только одна принцесса? У принцессы Розы!

Даже если бы прохожий ударил горбуна камнем по голове, это меньше бы потрясло несчастного влюбленного, чем ужасная весть о браке принцессы Розы. Он упал лицом вниз на холодную каменную мостовую, но в то же мгновение вскочил, потому что ему показалось, что он упал в костер. И словно объятый этим пламенем, горбун побежал по улицам в сторону парка, где каждое утро он по обыкновению ждал Розу.

— Моя Роза! Моя Роза! — звал он, чувствуя, что пламя уже сжигает его сердце и что это пламя не могут погасить слезы, ручьями льющиеся по его лицу.

Вдруг зазвенели гитары, засвистели дудки, далеко разнеслись звуки песен и поздравлений. Народ приветствовал принцессу Розу и чужеземного принца: вот они приближались, молодые и красивые, улыбаясь толпившимся вокруг них счастливым горожанам. В свой радости принцесса и принц совершенно не испугались, когда вдруг сквозь толпу пробился горбатый человек. Он встал на колени перед Розой и принялся умолять ее и причитать:

— Роза, Роза, ты же моя Роза! Прогони этого чужеземца и пойдем со мной!

— Приди в себя, безумный! — восклицали окружавшие его мужчины. — Как тебе, придурку в обносках, совести хватает показываться на глаза принцессе Розе?

— Иди, банному венику руку и сердце предложи! Или прошлогодней траве!

Вот так его высмеивали жестокосердые мужчины, а женщины — те только пальцами на него показывали и смеялись. Но ни увещевания, ни насмешки не привели горбуна в чувство. Его сердце горело от любви к принцессе, и это пламя превратило в золу последнюю искорку разума. Выхватив из-за пояса кинжал, горбун рассек принцессе сердце.

Люди, собравшиеся на торжество, печально опустили головы. Когда же они вновь открыли глаза, то все вскрикнули изумления: из земли, на которую пролилась кровь, вырос огненно-яркий ароматный цветок.

— Это Роза! Это наша Роза! — шептали люди. — Даже после смерти она хочет дарить нам радость.

По законам той страны виновных в убийстве из ревности изгоняли в вечную ссылку в скалистые горы. Провожаемый камнями и проклятиями, отправился туда и горбун. С тех пор его никто не видел, только следующей весной маленькая пастушка Майя, забредшая в горы в поисках пропавшей козы, обнаружила у подножья одной из гор сердце, разбитое на две половинки. Она вспомнила про несчастного горбуна, которого сгубила неразумная любовь, и, склонившись над этим разбитым сердцем, расплакалась: она ведь тоже была одинока, и никто ее не любил. И вот чудо: из скалы, политой ее слезами, выросли два цветка. У одного цветы были ярко-красные, они рядком висели на стебле, напоминая маленькие разбитые сердечки. Другой цвел белыми цветами, похожими на колокольчики; они держались на стебле, как прозрачные слезинки.

Потом люди пересадили эти цветы в сад. Красный назвали дицентрой, или разбитым сердцем, а белый — майским ландышем.



Еще две сказки того же автора: раз, два.
Tags: latvija, переводы, чтение
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments