Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

И еще кое-что о том же

Собственно говоря, в этой самой «Маленькой железной двери в стене» легко увидеть кукиш в кармане. Книга очень хорошо ложится в следующую интерпретацию. Исходной целью автора было рассказать читателям о Париже, городе, который он, видимо, действительно любил. Но в 1964 году просто так об этом написать было невозможно: всего год назад Виктор Некрасов был подвергнут суровой критике с самой высокой трибуны за деиделогизированную книгу о поездке в США. Советским писателям тогда четко дали понять, что просто так писать что-то позитивное о капиталистических странах запрещено. И вот Катаев вынужденно прицепляет к своему замыслу рассказ о том, как Ленин в 10х годах XX века жил в Париже и как автор ходит по Парижу с думами о Ленине. Вот, например, такой сюжет: автор вспоминает знаменитых летчиков в Одессе его детства (это не только Уточкин) и как он мальчишкой ходил смотреть на их полеты; находясь в Париже, он узнает, что поблизости есть музей авиации с подлинными старинными самолетами и загорается идеей туда пойти. Все очень мило, но просто так это писать нельзя — и вот появляется история, как Владимир Ильич с Надеждой Константиновной на велосипеде приехали на аэродром смотреть на полеты, и как Ильич проникся важностью авиации при социализме; а что автор хочет в музей авиации — так это не подумайте плохого, он просто всей душой рвется посмотреть на те самолеты, которые, быть может, видел Ленин.

Иногда вообще кажется, что автор в «ленинские» части книги сознательно добавляет нелепостей, чтоб намекнуть читателю, что это не всерьез. Как вам, например, такое:

Со всех сторон наступал идеализм, самый обыкновенный, старый, как мир, церковный, религиозный идеализм, вульгарная поповщина, берклианство, только надевшее на свое лицо более современную маску, которую нужно было во что бы то ни стало сорвать, разоблачить истинную суть всех этих бесчисленных махистов, бернштейнианцев, богостроителей, эмпириокритиков, ревизионистов революционного материализма, а по сути дела, обыкновенных контрреволюционеров, полезших изо всех щелей, как тараканы.

Перечисление, как у Рабле, я бы сказал (и тут французский колорит?).

Еще пример. В книге много говорится о Парижской коммуне, и в связи с Лениным, который, дескать, на нее все время ориентировался, и без Ленина. Так вот, Катаев умудрился не сказать о ней ничего позитивного: помимо рассказов о том, как коммунары воевали и как их расстреливали, говорится только про два парижских памятника, что коммунары, к сожалению, не успели их снести, и еще про один, который снести успели. (На всякий случай уточню, что сам я коммунаров особыми злодеями не считаю.) И в таком духе можно, поверьте, продолжать еще долго.

Все сказанное выше, по-моему, не натяжка, все это в книге действительно есть. И все же, к сожалению, такое прочтение — всего лишь полуправда. Потому что если пристально не вглядываться, то всего этого не увидишь, зато при любом взгляде увидишь то, что в книге сказано прямо. И это прямо сказанное полностью укладывается в русло пропаганды времен зрелого СССР. Вспоминаются слова того же Ленина об одном полицейском провокаторе, а по совместительству члене большевистского ЦК (Р.В.Малиновском), что одной рукой он, конечно, партии вредил, но другой рукой при этом делал для партии массу полезного (и какие мы, мол, молодцы, что и такого человека смогли использовать). Вот на этой печальной ноте я и закончу свой дилетантский рассказ о том, как приспосабливались и лавировали советские писатели. Специалисты об этом писали.
Tags: чтение
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments