June 13th, 2020

rhino

Просто профессия

Я тут недавно Ольгу olga_smir убеждал в комментариях, что не надо к писателям относиться с особым пиететом — это, дескать, просто профессия, только не слишком массовая. Ну вот на днях имел случай проверить этот тезис.

В каком-то политспоре я решил проиллюстрировать свой тезис цитатой из повести Ю.Полякова «Апофегей». Пока добывал текст (он в один шаг не достается), желание участвовать в споре пропало (что и хорошо), но повесть я, раз такое дело, перечитал, и не без удовольствия. Во-первых, это воспоминания о молодости (1989 год, когда это было опубликовано в «Юности» — тогда же и прочел), во-вторых, сам текст навевает воспоминание о еще более ранней молодости (1976, пединститут, поездка на картошку), в-третьих, и это главное: видно, что писал именно что профессиональный писатель. Истории придумывает хорошо. Знает, о чем пишет: это всегда чувствуется — точнее, чувствуется, когда этого нет. Аромат времени (даже двух разных времен) передан верно (ну, с перестройкой есть уклон в сатиру, честно говоря). Повествование увлекательное, где надо — юмор (с этим у автора все в порядке), где надо — немного эротики (и с этим все в порядке), персонажам быстро начинаешь сопереживать. Профессиональный писатель профессионально отработал.

А вчера вечером почему-то (don't ask) решил перечитать «Голубиную гибель» Юрия Трифонова. Перечитав же, вспомнил, что среди профессиональных писателей затесались кое-где еще и писатели великие. Хотя с профессионализмом у Трифонова проблем тоже нет. Если что, это здесь.
rhino

Пл. мон. пр-ды

Это отредактированный комментарий из фейсбука.

Список фамилий на кремлевской стене — форменное издевательство над историей. По-хорошему надо бы урны с прахом, замурованные в эту стену, похоронить на нормальных кладбищах и надписи на стене заштукатурить. А поверх этой штукатурки я бы нанес список фамилий всех заметных деятелей революции, с датами жизни и (максимально коротко) обстоятельствами смерти: расстрелян, убит в лагере, умер своей смертью, просто убит, умер в лагере (были ли такие среди деятелей первого ряда?).

Чтобы получился памятник революции, пожирающей своих детей. Всяко честнее, чем сейчас.