June 30th, 2020

rhino

Чо там с мехматом

В предыдущей записи я упомянул бурное обсуждение событий более чем тридцатилетней давности. Сначала дам ссылку на полное обсуждение: вот тут (но предупреждаю, там много).

Теперь резюме этого всего. Как известно, в 70е-80е годы прошедшего века на мехмате МГУ практиковался целенаправленный отсев евреев на вступительных экзаменах — с помощью, натурально, этих экзаменов несправедливого приема. Сразу скажу, что так было не всегда. Большую часть 60х годов ничего такого не было, разговоры о необъективном приеме начинаются примерно с 1968 года, начиная с 1973 года имеются и хорошо документированные свидетельства, в перестройку ситуация начала улучшаться, начиная с 1990 года эта практика прекратилась. (Нарваться на отдельного экзаменатора-.+фоба можно, разумеется, когда угодно и где угодно, речь идет о прекращении практики организованных завалов.) Так вот, по ссылке обсуждается интереснейший вопрос: в 1988 году завалы вроде как еще были, в 1990 вроде как точно не было, ну а вот в 1989 было или не было? Точнее говоря, обсуждается ровно два кейса из этого 1989 года, с одним и тем же экзаменатором (имен не называю, кому очень интересно — кликните и посмотрите). Зачем о двух этих кейсах столько вспоминать сегодня, не знаю, но вот, видимо, не успокоились люди с обеих сторон.

Из двух обсуждаемых экзаменов интерес, на мой взгляд, представляет один, на котором абитуриент (получивший тройку и в результате не поступивший) оказался жертвой завалов прошлых лет. Дело тут вот в чем. Collapse )

Мораль: во-первых, несправедливость может иногда отбрасывать длинную тень. Во-вторых, любой экзамен — это лотерея, но устный экзамен — гораздо большая лотерея, чем письменный. В-третьих, поэтому устные вступительные экзамены — это плохо. В-четвертых, любителям ругать ЕГЭ предлагаю поразмыслить над описанным кейсом, да и по ссылке сходить. Может быть, у кого-то поубавится уверенности в том, что централизованный письменный экзамен — бяка.