Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

Category:

Joseph Anton

Книгу не-лауреата*) «Joseph Anton» можно спокойно отнести к тому же жанру что книгу лауреата**) «Бодался теленок с дубом»: мемуары писателя, которого преследуют за то, что он написал. Но в остальном эти книги очень и очень разные. Если АИС в своей книге предстает несгибаемым борцом без страха и упрека, то SR немало пишет и о ситуациях, в которых он проявлял слабость. Где АИС пишет, что он был готов и детьми пожертвовать ради своей великой цели, там SR неоднократно рассказывает, как ему было страшно за детей. SR много пишет о своей весьма непростой личной жизни — АИС об этом молчит, хотя у него она в период от первых публикаций в «Новом мире» до высылки из СССР тоже была непростой. Попросту: книга Солженицына — манифест борца, книга Рушди — рассказ человека о тяжелом периоде в его жизни. Хотя, конечно, есть у Рушди и рассказы о том, как он пытался в чем-то убедить власти и общественность, и прямые политические декларации, это тоже неотъемлемая и важная часть книги.

Книга не маленькая, больше шестисот страниц, но при этом читается не отрываясь. И это при том, что никакой детективной увлекательности в ней нет и в помине: мало того, что мы знаем заранее, что все кончится хорошо — никаких интересных подробностей полицейских операций там тоже нет. Охранявшим SR британским полицейским (в разных чинах) в книге уделено много места, но по большей части это рассказы о том, как охраняемый нудно и настырно добивался, чтобы ему разрешили куда-нибудь поехать или где-нибудь выступить. Ну и как эта охрана с годами (в общей сложности 13 полных лет) начала его все больше тяготить. (При этом о тех, кто его в Англии охранял, автор пишет исключительно с уважением и благодарностью.) Как из этого материала получается увлекательное чтение, я понять не могу, но оно таки увлекательное. Видимо, извините за банальность, тут и сказывается писательское мастерство автора.

Из всего сказанного ясно, что книга произвела на меня сильное впечатление. Я не готов ее рекомендовать всем: Рушди — человек, что называется, controversial (в советское время в предисловиях писали: «сложный и противоречивый»), могу представить читателя, у которого книга вызовет отторжение. Возможно, легче ее воспринимать будет тому, кто с творчеством Рушди в какой-то мере знаком — чтобы, скажем, понимать, почему его так взволновала вероятность того, что его младший сын родится ровно в полночь. Если вы любите «Сто лет одиночества», то романы Рушди могут вам понравиться. По крайней мере, у меня 20 лет назад было так.

*) Салмана Рушди.

**) Классика, как эзоповски выражались в советское время.
Tags: чтение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments