Serge (xgrbml) wrote,
Serge
xgrbml

Category:

Чо там с мехматом

В предыдущей записи я упомянул бурное обсуждение событий более чем тридцатилетней давности. Сначала дам ссылку на полное обсуждение: вот тут (но предупреждаю, там много).

Теперь резюме этого всего. Как известно, в 70е-80е годы прошедшего века на мехмате МГУ практиковался целенаправленный отсев евреев на вступительных экзаменах — с помощью, натурально, этих экзаменов несправедливого приема. Сразу скажу, что так было не всегда. Большую часть 60х годов ничего такого не было, разговоры о необъективном приеме начинаются примерно с 1968 года, начиная с 1973 года имеются и хорошо документированные свидетельства, в перестройку ситуация начала улучшаться, начиная с 1990 года эта практика прекратилась. (Нарваться на отдельного экзаменатора-.+фоба можно, разумеется, когда угодно и где угодно, речь идет о прекращении практики организованных завалов.) Так вот, по ссылке обсуждается интереснейший вопрос: в 1988 году завалы вроде как еще были, в 1990 вроде как точно не было, ну а вот в 1989 было или не было? Точнее говоря, обсуждается ровно два кейса из этого 1989 года, с одним и тем же экзаменатором (имен не называю, кому очень интересно — кликните и посмотрите). Зачем о двух этих кейсах столько вспоминать сегодня, не знаю, но вот, видимо, не успокоились люди с обеих сторон.

Из двух обсуждаемых экзаменов интерес, на мой взгляд, представляет один, на котором абитуриент (получивший тройку и в результате не поступивший) оказался жертвой завалов прошлых лет. Дело тут вот в чем. В период, когда эти завалы были в разгаре, учеников математических школ, которым такие завалы грозили, пытались к ним готовить. Честно говоря, семнадцатилетний школьник, которому взрослые и квалифицированные люди решили поставить двойку, шансов против них не имеет, но желающим предлагали хотя бы побороться. В это обучение входило, в частности, следующее. Во-первых, будущим абитуриентам строго-настрого наказывали записывать все свои ответы на устном экзамене — в противном случае, если что, не докажешь, что ты вообще на вопрос отвечал. Во-вторых, иногда рекомендовали заучивать наизусть формулировки из школьных учебников — с тем, чтобы потом можно было принести этот учебник на апелляцию и говорить «я все сказал правильно, видите, в учебнике именно так написано». Так вот, бедняга, о котором идет речь, такую подготовку как раз прошел. На экзамене он получил вопрос «что такое угол?» (в качестве дополнительного вопроса к вопросу из билета о тригонометрических функциях). В школьном курсе корректно объяснить это невозможно, недобросовестный экзаменатор любой ответ на этот вопрос легко проинтерпретирует как ошибочный. Молодой человек, ожидавший, что его будут именно заваливать, ответил безумной формулировкой из школьного учебника геометрии «угол измеряется транспортиром», эту формулировку записал, ничего другого в ответ на настойчивые дальнейшие вопросы не говорил. Естественно, ответ ему засчитали как неверный и ни на каких апелляциях это отспорить не удалось.

Мораль: во-первых, несправедливость может иногда отбрасывать длинную тень. Во-вторых, любой экзамен — это лотерея, но устный экзамен — гораздо большая лотерея, чем письменный. В-третьих, поэтому устные вступительные экзамены — это плохо. В-четвертых, любителям ругать ЕГЭ предлагаю поразмыслить над описанным кейсом, да и по ссылке сходить. Может быть, у кого-то поубавится уверенности в том, что централизованный письменный экзамен — бяка.
Tags: ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 168 comments