Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

rhino

Пейзаж в тумане

Третий фильм по дружеской наводке (спасибо, utnapishti). Элегический финал, которым френд меня завлек, оказался обманчивым: фильм очень страшный. И впечатляющий, да. И с картинкой там все в порядке. Но второй раз посмотреть не решусь.
rhino

They are all equal now

Продолжается мероприятие «кино по совету друзей». На сей раз —Barry Lyndon Стэнли Кубрика (спасибо, ilya_dogolazky).

Очень хороший фильм, но пересказать его затруднительно (а если бы было легко, кстати, то нечего было бы и фильм снимать). Фильм по роману Теккерея, действие происходит в XVIII веке, главный герой — авантюрист типа Хлестакова или Феликса Круля, хотя сходство не слишком близкое и не поверхностное.

Замечательно, что Кубрик мог быть настолько разным, но и узнаваемым (увидите ли вы там Макдауэлла в «Апельсине»?).

Тем, кто любит кино как зрелище, всячески рекомендую.
rhino

(no subject)

Киношный недофлешмоб возымел свое действие: я начал смотреть фильмы по наводке друзей. Сегодня — 12 Angry Men (спасибо, mochalkina). Полный восторг. Как играют! Какие диалоги!

Неужели это не стало пословицами? ``It depends on the definition of panic'', ``I'll give you a demonstration'', ``He don't even speak good English — Doesn't''.

Хорошо, что хоть на старости лет сподобился.

На очереди — фильм по рекомендации ilya_dogolazky.
rhino

Об этих двух кадрах

Я обещал объяснить, кадры из каких фильмов вывесил.

Цветной кадр — из финала фильма Золтана Фабри «Пятая печать». Действие там происходит в Венгрии при Салаши — жуткое сочетание места и времени. Сюжет — как в тамошнем гестапо умучили четырех мужиков, троих физически до смерти, а четвертого оставили в живых, но уничтожили личность (это как раз он в кадре). Он у нас был в прокате (нешироком), был популярен у интеллигенции, которую в семидесятые-восьмидесятые годы проблема «тоталитарное государство против человека» по понятным причинам серьезно интересовала.

Черно-белый кадр  — из фильма Миклоша Янчо «Тишина и крик» (1968 год). Этот фильм в прокате не был, но посмотреть его (в Москве) было в принципе можно. Сюжет вкратце такой. Венгрия, 1919 год, только что разгромлена Венгерская советская республика, идет волна террора — на сей раз против ее деятелей. Молодой человек по имени Иштван, воевавший за ВСР (это он в кадре спиной), скрывается на хуторе. Начальник местной полиции давно знает и его, и обитателей хутора, более того, он прекрасно знает, где Иштван скрывается, но до поры до времени делает вид, что смотрит на это сквозь пальцы. К концу фильма, разумеется, все погибают.

Моя френд naiwen, когда речь идет о книгах и фильмах с такими тяжелыми сюжетами, всегда задается вопросом, есть ли «выход вверх». Про «Пятую печать» вопрос сложный, а про «Тишину и крик» я твердо утверждаю, что выход вверх там есть, невзирая на то, что сюжет в пересказе выглядит беспросветным (а в более подробном пересказе вышла бы и вовсе чудовищная чернуха). Но вот нет там безысходности тем не менее, только этот выход создается не сюжетом, а другими средствами: это действительно прекрасный фильм.

На этом кинематографический флешмоб завершается, толком не начавшись.
rhino

Как пропадают хорошие идеи

Есть в процессе изучения математики важный момент — когда вдруг оказывается, что понимаешь эпсилон-дельта язык. Очень важный момент, правда. Со мной это событие произошло в предпоследнем классе школы (математической, разумеется). «Вдруг стало видно во все стороны света», я обнаружил, что могу читать взрослые книги. Вот вскоре после этого ехал я как-то вечером в метро и читал второй том Фихтенгольца, что-то там про признаки сходимости рядов. Читаю — и ведь действительно понимаю! И тут ко мне обращается подвыпивший мужик:

— Молодой человек, зачем вы это читаете? Это же несерьезно — в метро читать матанализ! Это все равно что [спойлер]отращивать бакенбарды на половинках ниже пояса.

Как себя вести с незнакомыми дядями, начинающими приставать, меня никто не учил, но я и так испугался и из вагона выскочил (поезд очень удачно как раз подходил к станции).

Так что я сказать-то хочу? Вот если бы этот тип не к мальчикам в метро приставал, а направил свою энергию на творчество, то и снял бы вместо Юрия Мамина модный перестроечный фильм «Бакенбарды». А не нашел применения своей идее, так все в песок и ушло.

Я планировал проиллюстрировать эту запись коронным кадром из «Бакенбардов» — [опять спойлер]задницей с бакенбардами. Но не тут-то было: целомудренный гугл картинку не выдает. А скачивать ради этого фильм уж точно лень.
graffiti

Жест отчаяния

Для начала власти поощряли миграцию этнических ханьцев в Синьцзян – после образования КНР их число увеличилось с 5–7% до 36–40%. Это, естественно, вызвало недовольство уйгуров, терявших, на их взгляд, рабочие места или получавших меньшую зарплату, чем ханьцы. Недовольство закономерно перерастало в межнациональные столкновения и погромы, как произошло, например, в Урумчи, когда погибло около 200 человек. Власти поспешили назвать их терактами. На официальную версию каждого из инцидентов существует контрверсия уйгурских организаций. Захват самолета? Нет, бытовая драка за места между уйгурами и ханьцами. Разгром боевиками полицейского участка? Нет, ответ на разгон мирной демонстрации. И, наконец, ужасный теракт в Куньмине в 2014 году, когда этнические уйгуры зарезали 31 ханьца. Но даже к нему есть вопросы. Среди нападавших была по крайней мере одна женщина, причем беременная. Что может довести беременную женщину до такого поступка? Было ли это деянием безумной фанатички или жестом отчаяния?

Это отсюда.

Ну что я могу сказать? Да, Китай — государство очень жесткое и неприятное, чтобы не сказать отвратительное, представление о существовании у человека неотъемлемых прав — это не про китайские власти. Да, преследовать людей только за то, что они соблюдающие мусульмане, неправильно, плохо, недопустимо — подберите эпитет по вкусу. Да, насильственно ассимилировать носителей негосударственного языка — преступление. Все так.

Несколько месяцев назад в наших соцсетях прошел большой шум по поводу угнетения китайцами уйгуров, люди либеральных взглядов так возмущались... Но почему, почему при этом умалчивалось об этих китайских погромах и антикитайских терактах? Авторы считали, что если картина окажется не черно-белой, то их читатели умрут от натуги, пытаясь понять текст? Принцип Померанца «сочувствовать тому, кто жертва в данный момент» забыли? Считали, что лукавство им прибавит доверия? Глубоко это удручает.

Кстати, в советское время палестинские теракты иногда называли в газетах актами отчаяния.
rhino

(no subject)

Разговор подростков за соседним столиком: «Нет, ну если фильм нравится родителям, это уже говорит о его качестве».